Предсуществование

Тема предсуществования определяет духовную жизнь Востока. Эта идея пронизывает его насквозь и читается практически во всем, в каждой мелочи. Сама идея перерождения, реинкарнации, перевоплощения пришла именно оттуда.

В современном мире мы часто слышим слово «Карма» или рассуждаем про наше новое воплощение и множество жизней, которые мы проживали перед этим. Иногда, задаемся вопросом почему те или иные вещи происходят с нами и, видимо, это как-то связано с нашими прошлыми жизнями.

Но на Западе люди к этому часто подходят очень относительно и порой скептически, потому что воспитание другое, религия другая, наше присутствие в мире и происходящее вокруг видится несколько иначе.

Восток к этому подходит намного глубже: если с человеком происходит какая-то несправедливость, то он старается терпеливо сдержать свое чувство негодования и считает, что это его плата за какой-то проступок из прошлой жизни. Если ребенок делает, что то плохое, то его наставляют, что этого не следует делать, потому что за все придется расплачиваться в следующей жизни. А дряхлеющий старик, который чувствует, что его жизнь близится к завершению, радостно говорит о том, что он скоро перевоплотится в новом, здоровом и юном теле.

Если в жизни Запада привычно каждый день слышать слова «добро» и «зло, то на Востоке (Японии) часто используются такие слова как «Якусоку» – необходимость, «Мае-но ё» – последняя жизнь, «Акирамэ» – самоотречение.

Иногда это кажется немного непонятным или чем-то фантастическим, или даже мистическим, но Восток в своей повседневной жизни объясняет это так, что самая идея предсуществования выглядит очень рационально и разумно. Но для того, чтобы ее понять нужно просто избавиться от привычных шаблонов западного мышления.

Дело в том, у буддистов не существует условного понятия духа или души, которая нам может представляться чем-то бестелесным, прозрачным, невидимым и при этом соотносить с определенным человеком. Восточное «эго» не индивидуально.

«Это даже не доступная цифровому определению множественность, подобно душе гностиков. Это – агрегат или совокупность непостижимой множественности, концентрированная сумма творческого мышления бесчисленных предшествующих жизней.»

В восточном понимании большая часть нашей психологической жизни составляется из чувств, которые сформированы нашими предыдущими жизнями. Если проще, то, что мы уже переживали ранее, о чем не помним, но на подсознании сами чувства проявляются.

Например, младенец, когда смотрит на лицо какого-то человека, которого видит первый раз может либо плакать, либо радоваться, к кому-то проявлять симпатию, а к кому-то отвращение. Причем это происходит на интуитивно-инстинктивном уровне. Он абсолютно не знает о человеке ничего, но ребенок каким-то образом это идентифицирует.

Мы чувствуем себя на подъеме, и все хотим выбраться на природу, когда приходит весна. Или, наоборот, начинаем грустить, когда приходит осень. Мы восхищаемся океанскими или горными пейзажами, иногда испытываем чувство, что уже бывали в каком-то месте (дежа-вю), причем помним его настолько хорошо, до мелочей, что нам кажется это невероятным.

Такие похожие проявления чувств, в тоже время, очень разнообразны в своем проявлении, они очень сложны и переплетены друг с другом и не могут быть отнесены лишь только к одному, индивидуальному опыту. Все это нам досталось от множества поколений, которые существовали перед нами и уходят глубоко корнями к нашим истокам.

Величайший исследователь в области психологии, Герберт Спенсер говорит на этот счет следующее:

«Гипотеза в отношении чувств оказывается еще более недостаточной, чем в отношении познаваний. Учение, будто все желания, все ощущения проистекают из индивидуального опыта, находится в таком резком противоречии с фактами, что я даже не могу постигнуть, как это кто-либо способен делать подобное утверждение».

Он также показал, что слова «Инстинкт» и «Интуиция» не имеют надлежащего смысла в своем старом значении. Современная психология называет «инстинкт» как «память, ставшая органической», а сама память – «зарождающийся инстинкт», т.е сумма впечатлений, которая в жизненной цепи будет унаследована ближайшим следующем индивидуумом.

Таким образом,

«унаследованная память – это не воспоминания о деталях прежней жизни в таинственном смысле, а качественный прирост к психологической жизни, сопровождаемый едва заметными изменениями в структуре унаследованной нервной системы».

С учетом этого, человеческий мозг представляет собой систематизированную таблицу бесчисленных познаний, воспринятых в эволюции жизни или собственно – в эволюции тех рядов организмов, из которых развился человеческий организм. Так формируется множественное «эго».

Если простым языком, то в каждом человеческом мозге взятом индивидуально уже заложено все унаследованное воспоминание о необъятной массе познаваний, воспринятых мозгами прежних поколений.

И, учитывая это, нет ничего удивительно, что современный ребенок легко, уже с пеленок адаптируется в наш высокотехнологичный мир. Он может легко управляться с гаджетами, в то время как его дедушки и бабушки могут испытывать сложности с ее освоением. При этом очевидно, что каждому новому поколению передаются и знания, и чувства, накопленные нашими предками.

Таким образом все наши чувства и способности по мере развития человечества, выросли из примитивных, которыми человек располагал еще много миллионов лет назад.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *